ПРО БОЖЬЮ СОБАЧКУ

Вера ГАВРИЛКО

У нас все еще морозы стоят. Вчера прям сильно холодно было. Встретили мы с Санчесом собачку. Во время прогулки.

Собачка была бездомная и боязливая, — видно, мало в жизни видела хорошего и привыкла всего бояться. Так надежней. Практичней. Не надо потом разочаровываться.

Но тут собачка не смогла сдержать себя и очаровалась Санчесом. И даже забыла про свои страхи и робко подошла поближе. Санчес принял важную позу и засопел. В глазах собачки читалось восхищение. «Какой толстый, какой пышный и богатый, и как вкусно пахнет, наверняка, поел совсем недавно, да! Может, даже, — тут у собачки перехватило дыхание, — он ел самую вкусную вещь на земле — ливерную колбасу!».

Она стояла, не смея дышать и подойти поближе, и смотрела на Санчеса как на собачье божество. И не было зависти в ее взгляде, не было горьких мыслей о социальной собачьей несправедливости, о том, почему одним все, а другим совсем ничего, ничегошеньки. А были только бескрайнее восхищение и восторг.

Собачка бросила все дела, по которым спешила в этой морозной утренней дымке, и побежала за нами. Она ничего не ждала, не надеялась, что ее покормят, даже не думала о таком возможном исходе, спасибо, что не пнули и то хорошо. Ей просто хотелось подольше побыть рядышком с таким важным господином, который вдобавок совсем не злой и разрешает ей побыть рядом, понести его воображаемый шлейф. Она бежала и радовалась. Видно же было, что ей это в радость, не в тягость.

Я завела Санчеса в дом и вынесла собачке поесть. Конечно же, не застала ее у подъезда. Конечно же, она уже убежала, она ведь не ради награды нас провожала, совсем нет. Но я ее догнала и покормила. Она была очень голодна. На самом деле, хвалиться тут нечем. Когда я кормлю бездомных животных, я всегда испытываю муки совести, что так мало и эпизодически делаю это, что не могу накормить всех голодных и не могу забрать их в дом, в тепло. Мне также совестно, что я так мало делаю для людей, так мало отдаю миру добра, тогда как мир щедр и добр ко мне. Ну вот хоть на животных «отыгрываюсь», хоть так…

Дома я вспомнила про собачку и поняла, что это был мне урок. Что нужно быть Божьей собачкой, бежать за Богом, не ожидая награды и — радоваться. Радоваться — это порой самое трудное. А без этого все теряет смысл. Абсолютно все. И если ты справишься с этим, выполнишь два этих условия — не ждать награды и радоваться — награда найдет тебя сама. Когда не ждешь уже. Когда и верить уже, кажется, сил нет. А это и есть вера — бежать за Богом и — радоваться.